Гость программы «Ять» Алексей Бинецкий

Метки: Программа «Ять» Ивана Кононова

Программа Ять с Алексеем БинецкимЭто программа «Ять» и я, блюститель традиций, Иван Кононов. Мир вашему дому.
В студии гость, Алексей Бинецкий,
председатель правления «Русского клуба искусств и культуры».

- У нас в гостях председатель правления Русского клуба искусств и культуры, известный международный адвокат, руководитель адвокатского бюро «Бинецкий и партнеры», телеведущий Алексей Бинецкий.
- Милостивый государь...

- Приятно слышать.
- Вообще когда-то было такое поветрие – ввести вот это обращение в обиход вместо товарищей, господ.
- Хорошо бы это было бы сделано сейчас. И не только эти выражения. В государственный язык ввести обращения уважительного порядка, исключить там товарищей и даже господина.
- Потому что действительно, это как-то вносит какую-то сумятицу.
- Безусловно.
- Товарищем не хочется называть уже, есть советский опыт. А господа еще не созрели. Итак, милостивый государь, соблаговолите ответить, пожалуйста, о чем говорит международный опыт правовой защиты языка?
- Язык – это основа культуры любой нации. С потерей языка исчезает культурная основа самой нации и этноса. Поэтому государства защищают язык теми способами, которые у них есть с точки зрения введения определенных законов. В России тоже существует два закона, как минимум, один о государственном языке, и второй – о языках народов России.
- Это разные? Государственный – это отдельный язык?
- Да, да. Это отдельный язык. Ну, критиковать не будем, сделано это было достаточно давно.
- В 2003 году.
- В 2003 году, ну, по нашим меркам это уже давно. Хотя, конечно, надо было бы привести в порядок. Ну вот во Франции, например, несменяемый секретарь Карен Данкос, которая по коням русская...
- Секретарь чего?
- Секретарь Академии наук. Она занимается языком. Есть же старофранцузский язык. Есть староанглийский язык. Кончено, языки в период изменения человечества... появляются новые термины, которые надо либо адаптировать...
- Что-то отмирает...

- Что-то отмирает по каким-то причинам. Это все бывает логично. Но основы языка, принципы, по которым он построен, они сохраняются. Вот русский язык, конечно, он потерпел много изменений, и до революции, кстати говоря, и после революции тем более.
- Петр Первый приложил руку.
- Петр Первый приложил определенные… Но это вот те изменений, на мой взгляд, и даже более современные… Вот большевиков не люблю, но кое-какие вещи разумные, с точки зрения не политизированной, готов признавать.
- Какие, например.
- Ну вот язык, который... убрать некоторые славянские символы из этого языка.
- Это вы считаете разумным?
- Упрощение языка без потери его смыслового, культурного и звукового ряда, оно возможно.
- Насчет звукового ряда тут еще можно поспорить...
- Конечно.
- ...потому что как раз буква Ять определяла некий звук, который сейчас исчез. В том числе из-за того, что исчезла буква. Я уже не говорю о том, что буквы такого ранга, они не просто обозначают звук, это целый символ.
- Понимаешь, я то тебе скажу, вот я, например, пишу письма иногда, в силу моей профессии мне приходится писать официальные бумаги. Генеральному прокурору, судьям. Я не имею в виду жалобы, а вот бумаги. И вот я, например, всегда обращаюсь к генеральному прокурору, министру внутренних дел или даже прокурору, в зависимости от его должности – ваше превосходительство.
- Серьезно?
- Правда. Значит, и в конце пишу: с уважением, такой-то. И речь строю вот по тому, как мне близко. Ведь русский язык, он чрезвычайно уважительный, он очень певучий, красивый, даже деловой, то, что у нас полностью утрачено. И я должен сказать, что это действует, как бомба. Вот все обращения, которые были написаны с подобными… с подобным входом, я на них получал ответы в два раза быстрее, чем на все остальные, когда пишешь «товарищ». Если вы смотрите, как говорят по-французски или вот по-английски мои друзья дипломаты или юристы, и пишут – это литературный английский или литературный французский. Они очень культурные люди. К сожалению, приходя в государственную думу сегодня, к величайшему сожалению, там можно по пальцам пересчитать людей, с которыми можно, от которых можно услышать речь в красивом, настоящем русском языке. Законом это, к сожалению, никак не предусмотрено. Есть только, так сказать, в законе, о которых мы говорили, есть, на каком языке формально стоит делать вывески, рекламу давать.
- А какой он сам...
- А какой он сам по сути своей, конечно, этого там нет. Вот это чудовищное упущение.
- А вот международные законы, они...
- Французский язык ...
- Законы рассказывают, какой это язык?
- Да, конечно
- Они его описывают?
- Конечно.
- И его, именно такой, какой он описан, и защищают?
- Это во-первых. А во-вторых, есть такой термин «саморегулирующая организация». У нас же любят все новации. Но это ж пришло не изнутри России, а, так сказать, с Запада. Так вот общество само, культурное общество носители языка, сохраняющие его и экстраполирующие на все остальное население, они саморегулируются, они не могут разговаривать или писать друг другу письма на каком-то сленге.[pagebreak]
- Милостивый государь. Так как же все-таки защитить, какими законами русский язык от вульгаризации, и как все-таки сохранить его самобытность с другой стороны?
- Прежде сего, это желание самих граждан. Безусловно. Это то, о чем говорят гражданское общество, культура, общая культура…
- Саморегуляция?
- Саморегуляция, безусловно. Но саморегуляция должна происходить не от закона, а от носителей закона.
- Закон должен просто учитывать уже, да?
- Закон должен формулировать. Закон должен обязывать. Закон должен создавать условия, при которых эти правила и нормы закона будут соблюдаться, если не соблюдаются – наказывать. Вот что такое закон. А люди сами, в том числе государственные деятели прежде всего, прежде всего, те, на кого смотрят с экрана телевизора, читают газеты, журналисты, они должны сами, если они русские, если они патриоты, вот в этом, на мой взгляд, важный фактор, патриотизм. Перестаньте ругаться. Перестаньте употреблять бранную речь, пусть она даже и не матерного порядка. Перестаньте конструировать фразы в стиле уголовников. Криминал это часть нашей жизни, безусловно, но это часть не нашей жизни, это часть общей жизни страны. Эта часть пусть говорит на этом языке, но это не значит, что все остальные должны говорить на этом языке. Мы не построим крепкое социально нравственное общество, если мы будем употреблять такую терминологию.
- Помимо грамматики и орфографии надо еще преподавать риторику.
- Безусловно. Логику, риторику, это тоже, это следующий этап, это должно быть в законе об образовании. Потому что это чудовищно. Я все-таки еще и член докторского совета дипломатической академии при МИД Российской Федерации. И когда иногда, не часто, правда, ну так, фифти-фифти, приходится слушать защищающихся на кандидата наук, иди доктора, иногда становится очень уныло. Потому что, конечно, я понимаю, что есть люди пишущие, есть люди пишущие, есть люди говорящие, но когда не может человек даже по написанному произнести правильно, и при том претендует на ученую степень, не важно в какой области это очень грустно.
- Кстати, насчет писания. Насколько я знаю, в языке, в законе о языке, там сказано относительно того, что если это написано, как художественное произведение, там допускается использование...
- Да, это есть, это чудовищная формулировка такая, что если это является частью художественного замысла. Правда, вот наши зрители могут смотреть это в законе.
- В законе о государственном языке?
- Да, да. Художественного замысла. Ну, у нас страна творцов, особенно...
- Замысел там может быть невероятный...
- Замысел там может быть невероятный и фантастический, и это попадет в руки детям. Ну хорошо, детей можно, вот сейчас предпринимаются попытки, которые, кстати говоря, подвергаются уже чудовищной критике. Там, так сказать, как-то, себя сами не могут ограничить, как-то законом надо ограничить детей неокрепшие головы и мозги. Но взрослые люди взрослые люди тоже должны держать себя в рамках. Писатели. Журналисты. Фантасты. Ну хорошо, тогда давайте отведем, как, знаете, в универсаме или универмаге дорогие напитки и сигары, они заперты. То есть, их можно посмотреть.
- Или, например, журналы особого свойства, они запечатаны.
- Да, они запечатаны.
- И они продаются в...
- Ну вот тогда надо чтобы человек понимал – вот это произведение содержит в себе лексику, которая либо вам будет неприятна, то есть, ты сразу ее идентифицируешь, либо это будет неприятно и ненужно читать молодому человеку.
- Видимо это все-таки ближе к действительности – применение именно таких нормативов. Потому что запретить развиваться языку – а все-таки это словотворчество какое бы то ни было...
- Нет, ну конечно. Это правда.
- Это все равно, это развитие.
- Это правда. Современный мир должен заниматься самоограничениями и ограничениями. И второй очень важный фактор, что если люди действительно принимаю такую для себя форму, если они действительно патриотично относятся к своему языку, к своей культуре, то это должно быт неприемлемо. Точно так же, как и для настоящих русских людей, я не имею в виду этнического содержания. У меня очень много людей с Кавказа, которые очень хорошо понимают, что национальной едой салат оливье не является. Как бы не утверждали это наши великие творцы. Русская кухня она иная совершенно. Национальная кухня. Точно также и с языком. Вот эти все сегодня – это даже не вкрапления – а сегодня уже язык настолько замусорен, что он перестает быть языком. Это все перетекает в песни, в телевизионные программы, не буду оригинален, там, Дом-2 и все прочее. Это не является базой...
- И приезжающие из-за границы ваши дети смотрят Дом-2 и начинают спрашивать.
- Через три дня...
- Или как они начинают.
- Они очень смешно. Они, значит, употребляют эти выражения, они внутренне, слава богу, понимают, что это не русский язык, и на нем говорить неприлично. Поэтому они делают это так нарочито и при том смотрят, какая будет моя реакция.
- А говорят что-нибудь «типа на квартал».
- Типа на районе. Мы сегодня.

- А, на районе...
- Ну, слава богу, что у них нет района. Но, тем не менее, да, это очень прилипает и действует, конечно, любое такое вот запрет, любая некрасивость какая-то, язвительность, ерничество, это все очень привлекает молодых людей.
- Ну, главный вывод, на самом деле, который я сделал из нашей с вами беседы, заключается в том, что вы сами, собственно говоря, его продемонстрировали, Алексей. Я пишу вот так...
- И это действует. Да.
- Это производит впечатление, и люди заряжаются.
- Ошарашивает.
- Этим заряжаются, и я думаю, что это должна быть цепная реакция. И по-видимому, вот в этом применении истинного, посконного, если угодно, русского языка, ... а если мы еще и научимся писать с ятями и ерями. Ну представьте, вы берете такой текст, где написано Ваше превосходительство» именно так.
- Да.
- Просто хочется вот так стать снять шляпу. Так что вот, в общем, спасибо вам большое. Надеюсь, что ваш опыт и наша программа проторят какую-то дорожку.
- Вода камень точит.
- Спасибо.
- Благодарствую, милостивый государь.
- Спасибо.

Это была программа «Ять». Мы ищем истоки будущего. Радоваться вам.

Copyright © 2010-2016 Грамотности.нет
Любое копирование и распространение информации, размещенной на сайте, возможно только по согласованию с его владельцем