Гость программы «Ять» Константин Кедров

Метки: Программа «Ять» Ивана Кононова

Программа Ять с Константином КедровымЭто программа «Ять» и я, блюститель традиций, Иван Кононов.
Мир вашему дому.

В студии гость, поэт Константин Кедров.

Вопрос гостю.
- Милостивый государь, в 18-м году, как известно, наша азбука, наш алфавит лишился нескольких букв, в том числе и буквы Ять. Очень многие досадовали по этому поводу. Особенно почему-то, жалко именно эту букву. Что-то было в ней такое державное, правда ведь?
- Ну просто она стала таким знаком. На самом деле, она стала знаком чего-то такого, что в принципе как бы вроде бы и не нужно, а в то же время вот это вот такая роскошь у нас. Мы такие богатые, у нас избыток букв.
- Все-таки, она была избыточной, на ваш взгляд?
- Она, конечно, была избыточно, вот… Ну примерно на таком же уровне, как сейчас буква ё.
- Отстояли букву ё, и кроме того, автомобиль стал...
- Карамзин придумал, да, но на самом деле, никто не пользуется. Уберешь ее и как-то действительно…
- Ну как же, ё, без ё-то никуда, как это, никто не пользуется.
- Не могём мы без ё. (смех). Ну так и Ять, она как бы, мы ее тем самым обессмертили. От очень интересная вещь. Вот так бы никто не знал, особо не обращал бы внимания. Ну Ять и ять, есть вот такая вот в кириллице буква. А вот из-за того, что ее убрали, она стала каким-то символом чего-то такого дорогого, близкого, родного, след какой-то культуры, слой какой-то, ключик какой-то. Да, она фактически не произносилась. Но как не произносилась. С другой стороны вот в древнерусских песнопениях …
- Есть звуки, которые нам уже теперь не ведомы, например.
- Да, но мы знаем, например, что звук «ерь», он никак не произносится, твердый знак, но там где-то тянется он, значит как-то произносится.
- Ять был изначально звук – что-то среднее между «и» и «е». И вот, кстати, его проверяли до революции, сравнивая с малоросским произношением, где буква «и», они стали и произносить: вiк – век.
- Ну да, что-то такое, мяч-меч, по-разному значения, игра смыслов дополнительная. Конечно, каждая буква – это роскошество, что та говорить, было когда-то 48 букв и так далее. Ну, надо понимать, что в мире существует прогресс, и существует некоторая утрата, связанная с прогрессом. Конечно, нам жалко мамонтов, но если бы мамонты были, то нам бы в этой аудитории вот пошел бы мамонт, а нам куда деваться? Вот так и с ?. Ну конечно, освободилось место для информационного, более мобильного, более информативного…
- Но мы просто так эту букву не отдадим!
- не отдадим! (говорят вместе) И мамонтов мы не отдаем.
- И мамонтов не отдали уже, им ставят памятники, они фигурируют как такие, да...
- Мечтаем из клетки воссоздать...
- Да, а что. Из клетки, да.
- Вот так мы и ять воссоздаем, это все надо помнить, любить, чтить. Потому что это как в жизни человеческой. Прошлое – оно же не обесценивается по мере того, как проходит, а наоборот, становится еще дороже.
- Любая буква, она сопряжена с какими-то процессами, которые происходят в космосе?
- Конечно. Есенин говорил, что вот ижица, значит, это знак, в виде такой буквы "у"...
- Да, да, уже теперь никто не знает.
- ...это человек, шествующий по небу. А "я" - это человек, шествующий по земле. И если ижицу приставить к темени, получится, что человек идет по земле, буква Ять, а теменем в темя к нему его космический двойник шествует по небу. Были такие космические значения этих букв, конечно, вне всякого сомнения. Также как фита. Фита...
- «О», с линией посередине...
- Да, с линией посередине, соединяла землю и небо. В единое мировое яйцо
- Яйцо, кстати, во многих религиях яйцо это начало мира.
- Совершенно верно. Одновременно это была буква, как бы, символизирующая такое мировое лоно из которого все рождается, и так далее. Ну, да...
- А чем " Ять " не беременная вообще женщина?
- Да, очень похоже, действительно, на какую-то скифскую, вот скифские стоят эти бабы вот эти, так скрестившие ручки на животах. Действительно, очень похожи. Действительно. Может быть, она их символизирует, кто знает. Как знать, может быть, не случайно.
- Ну, вот метакод ваш говорит о связи букв с космосом, но, как правило, язык-то живой, ну по крайней мере, тот, на котором мы разговариваем, зависит от земных каких-то вещей.
- Ну, конечно, ну вот смотрите, одно дело когда я говорю: "Господи, владыка живота моего". А другое дело, когда я скажу: "Господи, владыка моей жизни". Вроде бы и то же, да и не то же. Живот, жизнь, буква "ж" - "живот", понимаете, она, конечно, вся трепещет и живая буква. А буква "ж" - жужжание жука, просто растопырка. Жалко, конечно, жалко эти смыслы, что эти смыслы мы забываем. Или аз, буки, веди, глаголь, добро. А ведь это означает: "Я буквы, ведаю, глаголю ? говорю, добро".
- Ну, если это продолжить и почитать до конца, то вообще целое послание, весь алфавит? это послание когда-то посмотрел цифровые значения буквы каждой в кириллице, и буквы каждой в глаголице. У нас же две азбуки было. И вот что интересно. Когда я взял цифровое значение слова "Бог". А "Бог" писался в две буквы, "Б", "г", вверху просто значок. То в переводе на глаголицу это были буквы "он" и "есть". Бог он есть. То есть у нас еще и к тому же вот утрачен какой-то шифр, который в кириллице и глаголице, и неслучайно было эти две древних азбуки. И они ведь обе созданные кем-то. Ну, считается, что Кирилл и Мефодий ? кириллица, несомненно, да. Глаголица под вопросом, они ли. Но тоже, так сказать, это опирается на какую-то очень древнюю традицию. Несомненно, что буквы это были чертежи космоса. Это была тогдашняя теория относительности, тогдашняя космология. Коллайдеров-то не было, а был алфавит.
- Теперь наши буквы и наша азбука, и наши тексты? Это отражение всего того, что у нас происходит. Открыть компьютер, там уже "Компьютер любви" ваш, я боюсь, не очень будет читаться.
- Почему же, вот видите, 15 тысяч пользователей заявили, что самая любимая их поэма - "Компьютер любви".
- И становится все более популярным?
- С 2003 года.
- Написано-то на традиционном, без этих «олбанских» языков, без всяких...
- Написано по-русски. Небо - это высота взгляда, взгляд это глубина неба, боль это прикосновение бога, бог это прикосновение боли. Человек это изнанка неба, небо это изнанка человека. Расстояние между людьми заполняют звезды. Расстояния между звездами заполняют люди. Понимате... А они поняли.
- То есть, вы не переходите на их язык?
- А тогда еще видимо, этого языка не было, я в восемьдесят...
- Я об этом и говорю. А сейчас вот что происходит? Приходится ли приспосабливаться?
- Не, ни в коем случае. Зачем же. Просто мне многое нравится. Например, чем вы замените выражение "не хочется накрывать поляну".
- Ну это такое уже теперь почти традиционное.
- А это же просто буквально ну что, лет пять, не больше.
- Нет ну там всякие преведы-медведы и аффтар жжот.
- Превед-медвед - это пророческое было.
- То есть надо в каждом повороте языка искать какие-то знаки.
- Это, насколько я знаю, Герман Луковников, поэт, Бонифаций, кажется его псевдоним. Метакод, это тоже я придумал. А сейчас я смотрю в энциклопедиях уже это слово. Почему-то они ссылаются на "впервые в Англии в 2000". Какой в Англии.
- Как всегда, нет пророка в своем отечестве.
- Ну конечно, у меня "Звездная книга" в «Новом мире», 82 год, читайте, "Звездная книга", метаход.
- Давайте еще назовем, чтобы никто не примазался больше.
- И вот я придумал слово «инсайд-аут». По-русски я говорил выворачивание. Как вот бутон раскрывается и цветок из него выходит, так вот человек должен раскрыться в космос, человек это изнанка неба, небо изнанка человека.
- «Туда-сюда» это можно по-русски сказать.
- Инсайд-аут, аут-инсайд... Туда-сюда это другое.
- Но это уже не русский язык.
- Еще есть аббревиатура, которой я обязан дедушке Крылову. У меня же было стихотворение как бы в полемике со стрекозой этой самой, в полемике с муравьем, который сказал, ты все пела, это дело, так пойди же попляши. У меня стихотворение заканчивается словами "ДООС" - добровольное общество охраны стрекоз. То есть, поэтов, то есть, тех, кто поет.
- Константин Александрович, я знаю, что в некоторых своих стихах вы напрямую обращаетесь к той самой азбуке дореволюционной. Они для вас не просто буквы, а поэтические символы. Может быть, что-нибудь прочитаете?
- Ну вот у меня было при посещении в Киеве Печерской лавры, тогда еще советское время, это как-то не очень приветствовалось это ... и ..
Я припадаю к тебе всем солнцем.
И остаются мои поцелуи на запотевшем стекле.
И тают как ласточкин полет в небе,
Высвобождая нетленный лик.

Чтобы ты не знала злой рюриковой печали,
Как Киево-Печерский патерик
Запечатлевает дела святителей,
Так твое тело запечатлевает мои лобзания,

Поцелуй Аз, Поцелуй Буки, Поцелуй Веди.
Аз, Буки, Веди,
Так глаголем мы о кирилломефодиевское лобзание.
Глаголь, Еже, Живети.

Я бувкы глаголю,
Пока живу, ежели живу,
Аз, Буки, Веди, Люди, Любовь,
Люди, буквы любви.

А я буква-Живот.
Еже Живети,
Я живот любви.
Жизнь любви.

- Благодарствую, милостивый государь. Все-таки в этом есть какая-то магия.

Это была программа «Ять». Мы ищем истоки будущего. Радоваться вам.

Copyright © 2010-2016 Грамотности.нет
Любое копирование и распространение информации, размещенной на сайте, возможно только по согласованию с его владельцем